ГлавнаяИнтервьюИнтервьюУменьшение желающих инвестировать в развитие отрасли означает, что существующая система умирает

Уменьшение желающих инвестировать в развитие отрасли означает, что существующая система умирает

В связи с недавним повышением тарифов на ЖКУ в регионах, «У.К.» решила поинтересоваться у главы Национальной комиссия по регулированию электроэнергетики Сергея Титенко, какими в текущем году будут действия регулятора по проведению тарифной политики в ст

В чем основные принципы реорганизации регулятора?

- Реорганизация комиссии является вторым этапом административной реформы. Первоначально, она началась в структуре исполнительных органов власти, а теперь государство приступило к реформе национальных регуляторов. В соответствии с законом, который президент направил в парламент, были унифицированы подходы к работе всех пяти регуляторов. В частности, были утверждены составы комиссий, - в каждую из них теперь входит по семь представителей. Кроме того, регуляторы больше не подчиняются правительству, а напрямую – президенту, и подотчетны Верховной Раде. Если раньше наша комиссия являлась центральным органом исполнительной власти со специальным статусом, то теперь все без исключения регуляторы представляют собой государственный коллегиальный независимый орган. То есть, в основе его работы лежит принцип равенства: все члены комиссии равны между собой. Это фактически означает, что члены комиссии не являются моими заместителями, и каждый из них может заблокировать то или иное решение на заседании. Впрочем, решения комиссии принимаются с согласия большинства.

Почему все же возникла необходимость уточнить положения про деятельность нацрегулятора и его численность?

- До принятия профильного закона, мы регулировались указом президента Леонида Кучмы от 1994 года. Теперь под это была подведена законодательная база.

Сложно говорить о независимости комиссии, деятельность которой подчинена президенту, а также подотчетна Верховной Раде. Каков механизм взаимодействия комиссии с ними?

- До сих пор с парламентом нам не приходилось выстраивать свою работу. Рада должна сама назначить, когда мы будем перед ними отчитываться. Скорее всего, такой отчет комиссия будет представлять по итогам прожитого года в январе 2013-го. Мы и раньше направляли свой отчет в парламент, но сейчас нас могут заслушать на комитете или в сессионном зале. Глава государства определил наши задачи в положении о деятельности.

Приведу такой пример. В США, где никогда не было государственной собственности, регуляторы в сфере естественных монополий были созданы в 1903 году. То есть у них никогда не было отраслевых министерств, потому что не было госсектора, которым нужно было централизовано управлять. Европа пришла к этому значительно позже. И хочу особо подчеркнуть, что наш регулятор был третьим в Европе после Великобритании и Венгрии. Но, в отличии от европейских стран, у нас существует отраслевое министерство, с которым сейчас мы два игрока на одном поле.


Как Вы строите работу с профильным министерством?

- Основные функции министерства заключаются в построении государственной политики в сфере энергетики. Также ведомство реализует свои управленческие функции через НАК «Нафтогаз-Украины» и НАК ЭКУ. Комиссия же не разрабатывает основы государственной политики. Мы сосредоточены на ее реализации, и сфера нашей деятельности весьма сужена. Независимо от формы собственности, мы ставим предприятиям задачи, как навести порядок в сфере энергетики. Сейчас в ближайшие два года приватизация электроэнергетики завершится, и функции министерства в этой сфере будут сведены к нулю.

Деятельность скольких лицензиатов регулирует комиссия?

- Всего нам подотчетны 1 092 лицензиата, из них 384 – в сфере газоснабжения, 542 – в электроэнергетике. Остальные 166 – лицензиаты в сфере теплоснабжения (ТЭЦ) и транспортировке нефтепродуктов. Существуют специальные условия для работы предприятий на неконкурентном рынке. Частью госрегулирования являются лицензионные условия, то есть правила, которым естественный монополист должен следовать. Одним из них является то, что лицензиат цену отпускаемого энергоресурса определяет не сам, как на свободном рынке, а так, как скажет комиссия. Но нужно четко понимать, что комиссия – не является органом, назначающим тарифы ЖКХ, а рассматривает предложения самих компаний. Каждый год компания готовиться к этому процессу и подает в комиссию обоснования, почему им нужно установить тот или иной тариф. Естественная логика любого предприятия, - это иметь как можно больше средств. Методы – любые, начиная от завышения затрат на производство. Комиссия создала систему специальной отчетности предприятий. У нас по сектору электроэнергетики имеются отчеты всех 542 лицензиатов за последние 15 лет, за каждый квартал. Поэтому нас сложно обмануть, поскольку в электронной базе зафиксирована динамика их тарифов. А, значит, требовать от нас резкого повышения цены на электроэнергию достаточно сложно.

Как часто осуществляется контроль за выполнением лицензионных условий?

- В год регулятор осуществляет 1700 плановых и внеплановых проверок. Последние мы осуществляем по просьбе Кабинета Министров и спецорганов.

Каков механизм приведения тарифов на услуги энергетических компаний к экономически обоснованному уровню?

- Я скажу парадоксальную вещь, что экономически обоснованный тариф - весьма условное понятие.  Как можно говорить о его обоснованности, если существует непонимание того, что является обоснованными затратами на производство услуги.

Возьмем ряд показателей, из которых формируется стоимость энергии для потребителей.

Сегодня методика тарифообразования выглядит так: к затратам плюсуется некий показатель рентабельности. Регулятор сейчас не дает лицензиатам превышать трехпроцентный уровень рентабельности. Возникает вопрос, насколько это оптимальный показатель для нашей отрасли, если, допустим, «Турбоатом» или «Электротяжмаш» продает свою продукцию с рентабельностью в 50%? Поэтому утверждать, что экономически обоснованный тариф может формироваться с учетом всего трехпроцентного показателя прибыльности – нонсенс.

Во-вторых, это составляющая затрат. Например, если говорить об амортизации, в нашей стране уже больше 20 лет не пересматривалась стоимость основных фондов. В связи с этим, уровень амортизации сейчас определяется законодательством. Он занижен по сравнению с реальной амортизацией в 4-6 раз. Если вспомнить, что амортизация – единственный источник восстановления основных фондов, то такой уровень ее занижения означает, что вы никогда не сможете восстановить электростанцию.

В-третьих, показатель, который влияет на тариф – заработная плата энергетиков. Вряд ли та средняя зарплата по отрасли в 3,5 тысяч гривен, которая сейчас установлена, может считаться экономически обоснованной. То есть, важно понимать, что есть показатели рентабельности, амортизации и зарплаты, которые юридически считаются обоснованными. Но насколько эти цифры обоснованы с точки зрения реальной экономической ситуации?

Какова же ситуация на самом деле?

- Приведу теперь пример, действительно рыночно обоснованной стоимости. Сегодня Запорожский завод ферросплавов изготавливает алюминиевую проволоку, которую покупают украинские энергетические компании, и делают из нее линии электропередач. Так вот цена на эту проволоку формируется через Лондонскую фондовую биржу цветных металлов. С учетом этого примера, мы можем предположить, что некоторая часть затрат наших энергетических компаний обоснована рынком, а остальная - нет. Поэтому тут важно определиться, что признавать экономически обоснованными затратами: то есть это те затраты, которые существуют в реалии, или те, которые должны быть, исходя из конъюнктуры рынка. Элемент бесхозяйственности, также играет свою роль. Кроме того, имеет место быть желание компании завысить свои затраты. Но констатировать факт того, что они все правильные – нельзя.  Несовершенство ряда нормативно-правовых актов, например, законодательно закрепленный механизм расчета потерь в сетях действует еще с советского времени.


О каком уровне потерь энергии в сетях идет речь? Действительно ли потери превышают 40%?

- У электроэнергетиков нормативные потери в среднем составляют 12,5%, а сверхнормативных потерь у них уже 2 года нет.

Как участники рынка достигли таких показателей?

- Это была долгая борьба, которая началась в 2001-2002 годах. Тогда регулятором был принят ряд решений, направленных на стимулирование снижения потерь. То есть, были целенаправленно предусмотрены в тарифе средства, которые направлялись именно на реконструкцию и модернизацию сетей с целью снизить уровень потерь энергии. Такие мероприятия начинались с замены приборов учета на более точные, вплоть до технической модернизации. Для сравнения, могу сказать, что лучшие энергетические компании мира имеют нормативные потери в 8%. Отмечу, что 4% - это огромная разница, которая ежегодно обходится приблизительно в 20 млрд кВт/ч.

Какова ситуация в сфере газоснабжения?

- В газовом секторе также сверхнормативных потерь практически нет. Там также регулятор проводил аналогичную работу, направленную на снижение потерь в сетях. Но в этой отрасли измерительная система не такая совершенная, как в электроэнергетике, где стоят 99,99% счетчиков. В прошлом году парламент принял закон «О коммерческом учете газа», который предполагает оснащение всех бытовых потребителей газовыми счетчиками. Когда это произойдет, тогда можно будет смело утверждать, что в газоснабжающих сетях потерь нет. Пока все потери и объемы потребления рассчитываются по нормам.

Ранее НКРЭ заявляла, что обоснованная стоимость киловатта для бытовых потребителей должна составлять не менее 1 гривны…

- Существует множество факторов, которые не позволяют утверждать, что 1,06 грн/кВт – обоснованная цена за электроэнергию для населения. Цена для бытовых абонентов должна быть выше, чем для промышленного потребителя. Это связано с тем, что население потребляет самую отдаленную по расстоянию и имеющую максимальный коэффициент потерь электроэнергию. Во всем мире, в том числе и во многих странах СНГ, цены на электроэнергию для граждан выше, чем для промышленности. Статистика европейских регуляторов демонстрирует следующие цифры, к примеру, стоимость киловатта  электроэнергии обходится жителям Кипра в 25 евро без НДС, Эстонии - почти в 10 евро, Болгария – 9 евро и т.д.

Насколько реальна такая стоимость энергии для украинского потребителя?                

- Одна из наших функций – защита потребителя. В Европе население экономит потребление электроэнергии, за счет этого среднестатистический европеец ежемесячно выплачивает незначительные суммы при таких высоких тарифах. Однако, мы пока не можем пойти по такому пути, поскольку зарплаты украинцев пока еще далеки от уровня европейских.

Какими будут действия регулятора по проведению тарифной политики в 2012 году?

- Если говорить об услугах по передаче газа и электроэнергии конечному потребителю, то мы сейчас участвуем в разработке законопроекта, который готовит Минтопэнерго. Этим документом предусмотрен переход на новый метод расчета тарифов. Речь идет о так называемом стимулирующем регулировании. Чтобы отбить желание энергетической компании завышать свои затраты, и тем самым увеличивать стоимость предоставляемых услуг, мы предлагаем компании на 5 лет установить тариф, который нельзя снизить в течение заданного периода. То есть, все те средства, которые компания «высвободит» в результате снижения своих затрат и экономии, будут являться прибылью компании. Тогда у участников рынка появится желание экономить и вкладывать в модернизацию и энергосбережение. Для того, чтобы предложенный механизм имел экономические основания, мы переоценим активы, основные фонды, и на них будет установлена соответствующая доходность.

Как введение стимулирующих тарифов будет взаимодействовать с выполнением предприятиями инвестиционных программ? И как сейчас осуществляется контроль за наполнением инвестиционной составляющей в тарифах?

- Сейчас комиссия демонстрирует максимум жесткости с точки зрения регулирования в этой сфере. Каждое предприятие обязано разработать и выполнять соответствующую инвестиционную программу. И мы контролируем ее выполнение. С ведением стимулирующих тарифов, компания сама будет планировать свои инвестиции в модернизацию, проведение ремонтов, затраты и т.д. То есть, у компании появятся реальные экономические стимулы как для инвестиций в развитие, так и для снижения своих затрат на производство услуги.

Как тогда будет осуществляться контроль регулятора за деятельностью компаний?

- Мы планируем ввести более опосредованный, глобальный контроль, где основным критерием для проверки станет показатель качества предоставляемых услуг. То есть речь идет об определенных стандартах, выполнение которых позволит добиться максимального уменьшения случаев прерывания подачи энергии конечному потребителю.

Если в этом году было 25 тысяч случаев прерывания поставок электроэнергии, то в следующем году – таких случаев должно быть меньше, соответственно, должно уменьшаться и время устранения неполадок. Чтобы избежать махинаций со стороны предприятий, мы планируем создать электронную систему учета всех прерываний и отключений.

Создание такой электронной базы потребует серьезных финансовых затрат. Где планируется найти источник средств?

- Инвестпрограмма предприятия состоит из множества разделов. 70% этих средств -  идет на обеспечение работы линий и подстанций, а остальные 30% делятся на 5 блоков, которые включают затраты на диспетчеризацию, обслуживание счетчиков, модернизацию и т.д. Вот тут появится еще один раздел, который будет называться – на учет прерываний от электроэнергии.

Сейчас отрасль находиться в стадии приватизации. Частный капитал активно увеличивает свою долю в энергетическом секторе. Существуют ли риски лоббирования частными акционерами компаний своих интересов? И насколько НКРЭ готово отстаивать интересы конечного потребителя?

- На сегодняшний день уже ровно половина облэнерго страны – частные. И мы умеем и знаем, как с ними работать. И хочу подчеркнуть, что наши требования одинаковы для всех. Вот, например, «Житомироблэнерго» с 2001 года принадлежит словацкой компании. А работаем мы с ними также как с государственным предприятиям «Запорожьеоблэнерго». То есть, существует единый подход, одинаковые для всех условия и сроки сдачи информации для лицензиатов, штрафы также одинаковые для всех. Но приватизированные компании отличаются от остальных тем, что зачастую создают холдинги, где концентрируют высококвалифицированные кадры, разрабатывают высокотехнологичные стратегии развития и т.д. Пока мы видим от этого только плюс.

Насколько введение стимулирующих тарифов ускорит приватизацию отрасли и снизит риски при инвестировании?

- С точки зрения стратегии развития государства, жесткое регулирование отрасли является серьезным препятствием для притока в отрасль частного капитала, в том числе, иностранного. А если возникает меньше желающих вложить средства в развитие отрасли, значит, - существующая система устарела и начинает умирать.

Дальнейшая реорганизация работы Нацкомиссии будет направлена на дерегуляцию. Наша задача – максимально уйти от административного вмешательства, но, при этом, создать некие экономические основания, которые должны заменить наш административный контроль, на контроль объективный, продиктованный конъюнктурой рынка. То есть, если предприятия модернизируются за счет инвестиций, а, соответственно, растет стоимость услуги, то потребитель должен ощущать и рост качества этой услуги. Функции регулятора и будут сводиться именно к контролю за этим процессом.

Каким категориям потребителей в этом году стоит ожидать повышения тарифов на электроэнергию?

- Ни для каких потребителей в этом году тариф изменяться не будет. Этот год будет так называемым переходным периодом к новой модели тарифообразования, в течение которого необходимо подготовить соответствующую нормативно-правовую базу. Важно понимать, что речь идет не только о том, что в законодательстве необходимо прописать, как будет действовать механизм стимулирующего тарифа, но и в том числе – методику переоценки основных фондов энергетических предприятий. Сейчас мы ее разрабатываем совместно с Фондом госимущества, который и будет определять порядок, механизм расчетов, на основании которого будет проводиться переоценка.

Какими, по Вашему мнению, должны быть критерии для переоценки основных фондов энергетических компаний?

- Логика должна быть такой. Если продается здание министерства, например, которое находиться в центре Киева, то само по себе его конструкция не представляет никакой ценности, поскольку здание было построено в советское время и уже устарело. Но вот стоимость земли под этим зданием – очень высокая. Мы хотим, чтобы при оценке стоимости объектов энергетики не учитывалась рыночная составляющая, то есть оценивалось именно состояние основных фондов, а не то где они находятся – в столице или на периферии. То есть, простым языком, мы хотим исключить конкурентную составляющую, которая была бы важна, если бы продавался бизнес.

Вы руководите единственной комиссией, которая имеет опыт регулирования как в сфере газо- и энергоснабжения, так и в сфере производства и поставки тепловой энергии. Какая ситуация сложилась в этом секторе?

- Многие предприятия отпускают тепло без учета объемов, которые продаются потребителю. И если бы счетчики стояли у всех конечных потребителей, мы бы могли посчитать, хотя бы приблизительно, сколько было тепла произведено, сколько утеряно. Пока ни то, ни другое выяснить невозможно. О каком экономически обоснованном тарифе тогда можно говорить? Исходя из каких цифр и показателей его рассчитывать?

Новый регулятор (У.К. – Нацкомуслуг) сейчас пользуется нашими наработками, нашей базой, которую мы собирали, но до сих пор сейчас никто не знает, сколько у нас лицензиатов в действительности. Когда НКРЭ подняла тариф для населения в конце 2010 года, у нас было 250 лицензиатов, а обратилось за повышением тарифа 160. Возникает вопрос, куда делись остальные 90 предприятий, и почему они до сих пор не обратились за повышением тарифов? Наконец, мы вдруг узнаем, что есть предприятия, которые являются одновременно нашими лицензиатами, так и местных органов власти. У нас также были случаи, когда на территории одной области, в разных районах были установлены совершенно разные тарифы. То есть создание информационной базы, о том, кто работает на этом рынке, какая у них ситуация, и только после этого станет ясно, какие дальнейшие действия необходимо предпринимать.

Отрасль теплоэнергетики с отставанием в 10-15 лет фактически повторяет путь развития энергетического сектора. Насколько он правильный?

- Безусловно, единым рынок тепловой энергетики быть не может. Во-первых, котельные, разбросанные по всему городу, физически не объединены в одну систему. А природа единого рынка в газоснабжении и электроэнегетике такова, что в основе единения лежит именно физический принцип. Во-вторых, реорганизовать рынок тепловой энергетики невозможно за несколько лет. Я бы начал с того, что собрал бы всю информационную базу о предприятиях. Я сомневаюсь, что в нашей стране кто-либо знает реальную ситуацию с теплокоммунэнерго.

Мария Цатурян, Николай Бойко

Как правильно организовать похороны? Ведь в данный момент не сильно заниматься организацией. В решении вопроса поможет ритуальная служба Chirkov. Более детально ознакомиться с предлагаемыми услугами можно на сайте chirkov.com.ua.

Сергей Титенко
 
Комментарии (0)