ГлавнаяИнтервьюИнтервью«Давайте укрепим полномочия регулятора так, чтобы он смог «добраться» до монополиста»

«Давайте укрепим полномочия регулятора так, чтобы он смог «добраться» до монополиста»

Чем обернется для ЖКХ применение новой тарифной методики, о принципах регулирования отрасли и об альтернативных путях ее развития «У.К.» рассказал экс-министр по вопросам ЖКХ Алексей Кучеренко

- В минувшую пятницу нацрегулятор (Нацкоммуслуг) утвердил методики стимулирующего регулирования стоимости коммунальных услуг. Многие воспринимают новые тарифные механизмы как панацею, которая избавит предприятия ЖКХ от финансово-экономических проблем. Вы разделяете это мнение?

Вопрос очень серьезный. Начнем с того, что я не понимаю, зачем нужно было вносить изменения в закон «О естественных монополиях» и фиксировать именно на законодательном уровне норму о введении стимулирующего регулирования. Ведь это прерогатива отраслевого регулятора («У.К.» - Нацкоммуслуг) вводить новую методологию тарифообразования, и не ясно, зачем необходимо задавать ее законом. Кроме того, существуют десятки разных механизмов и методик тарифного регулирования, и, прежде чем вводить новые алгоритмы, необходимо было провести экспертную дискуссию. Но этого не было. Я предполагаю, что законопроект с предложенными изменениями во многом сыграл лоббистскую функцию, поскольку был зарегистрирован в парламенте в предвыборный период. Помимо того, в принятом законе говорится, что стоимость коммунальных услуг будет определяться по новой тарифной методике. Вместе с тем, Комиссия утверждает, что она будет вводиться для лицензиатов на добровольной основе. То есть, пока у меня больше вопросов, чем ответов.

- Какая альтернатива стимулирующему тарифному регулированию может быть сегодня предложена естественным монополистам?

Я считаю, монополисты вполне могут безубыточно работать по действующей ныне методике «затраты плюс рентабельность». Прежде всего, потому что это значительно более простой механизм, чем  RAB-метод. Но для этого необходимо, чтобы заработала процедура регулирования. Вопрос ведь заключается не в том, плохая или неплохая новая методика. Вопрос в том,  что отраслевой регулятор сегодня не работает должным образом.

Олексій Кучеренко

- Критика механизмов тарифообразования по принципу «затраты плюс» сводится к тому, что она не стимулирует монополистов к сокращению своих расходов, и не дает возможности для получения прибыли. Что необходимо для эффективного регулирования в рамках действующей методики?

Нужно закрепить на законодательном уровне нормы, которые обяжут, прежде всего, предприятия тепло- и водоснабжения  строить работу на принципах прозрачности. То есть, необходимо, чтобы у монополиста не было ни одной скрытой статьи затрат.

- Но разве сейчас монополисты не обязаны предоставлять перечень своих затрат регулятору или, например, Госинспекции по контролю за ценами, и обосновывать их?

Приведу пример. Будучи Министром по вопросам ЖКХ, я неоднократно обращался в «Киевэнерго» и в Госинспекцию с просьбой показать статьи затрат компании. Ответ всегда был один: «Это - коммерческая тайна». Думаю, мало что изменилось и сейчас. Но, если монополии будут скрывать затраты, как мы можем говорить о построении рыночных отношений в отрасли, прозрачном тарифообразовании?

- Исходя из вышесказанного, получается, что регулятор работает неэффективно, в том числе и потому, что его лицензиаты не предоставляют Комиссии объективную информацию?

Да, это одна из причин.  Но, в таком случае, давайте укрепим полномочия регулятора так, чтобы он смог «добраться» до этого монополиста.

- То есть, вы предлагаете усилить или расширить функции контроля Нацкоммуслуг?

Конечно. Необходимо либо усилить контроль со стороны регулятора, либо ужесточить лицензионные условия для предприятий, работающих в коммунальной сфере, и, соответственно, ужесточить санкции за их нарушения. Но, в первую очередь, нужно сделать публичной и прозрачной саму процедуру тарифообразования, и речь идет, прежде всего, о создании такого механизма, который не позволит монополистам скрывать статьи затрат.

- Что же тогда при действующей методике «затраты плюс» и ужесточении регуляторного контроля станет стимулом для предприятий снижать свои энергозатраты, и какими будут гарантии для инвестора?

Давайте разграничим ряд понятий. Для инвестора гарантией возврата средств должна стать инвестиционная составляющая, которая должна быть учтена в тарифе. Просто по нашему замыслу («У.К.» - команды специалистов, работающих под руководством Алексея Кучеренко в МинЖКХ 2007-2010 годов) функция, роль и методология работы регулятора должна быть в другом.

Олексій Кучеренко

- Расскажите, каким должен по-вашему быть регулятор?

Мы планировали, что члены нашей Комиссии – шесть, а лучше семь человек, - как и представители регуляторов в США, будут в мантиях (потому что они – это, фактически, судьи) на публичных, то есть открытых для журналистов и экспертов отрасли заседаниях рассматривать по каждому конкретному монополисту его инвестиционную программу и утверждать для него тарифные расчеты.

- Но ведь сейчас заседания регулятора проходят каждую пятницу именно по такой схеме: они открыты для прессы, приглашаются эксперты и рассматриваются программы по каждому лицензиату. Вопрос в другом: далеко не все лицензиаты готовы разработать, предоставить Комиссии и обосновать свои инвестиционные программы. Как вы думаете, почему?

Ну, зачем трудиться, разрабатывать, рассчитывать инвестпрограмму, если государство и так покроет бюджетными средствами разницу в тарифах?

- Получается, что во многом предприятия отрасли устраивает их ныне существующее положение?

Безусловно, но только с оговоркой. Не стоит забывать важную вещь. Ведь большинство монополистов – муниципальные предприятия, которые управляются местными властями. И тут ответственность за финансово-экономическое состояние того или иного предприятия лежит не только на его директоре, но, и  в первую очередь, на мэре.

- Так, может, имеет смысл расширить полномочия регулятора, который сегодня устанавливает себестоимость гигакалории тепла и кубометра воды, и передать ему функции утверждения тарифов на услугу, то что сейчас в ведомстве местных властей?

В начале необходимо устранить все коллизии в законодательстве, возникающие из-за нечеткого определения перечня услуг, стоимость которых формируют муниципалитеты. Кроме того, нужно внести ясность, что такое исполнитель услуг. Мы подобные инициативы предлагали парламенту еще два года назад.

- Имеет ли смысл вообще исключить такое понятие, как «исполнитель услуги» и перейти на прямые договора монополистов с потребителями?

Пока от исполнителя услуги отказаться сложно. Но, необходимо разделять, чем товар отличается от услуги. Я считаю, что услуга – это возможность получить по определенной системе учета какой-то товар. То есть, например, существует услуга электроснабжения. Ее предоставление, в первую очередь, предполагает наличие электричества в квартире потребителя. А вот сколько вы потребили фактических киловатт этого электричества, и эти показатели зафиксированы счетчиком – это уже товар. Аналогично, услуга теплоснабжения подразумевает то, что у вас в доме есть возможность включить централизованное отопление, то есть, буквально, включили батареи и они нагрелись. А вот насколько они нагрелись, сколько тепла для этого дали, и сколько вы потребили – это товар. Но говорить о механизмах регулирования стоимости товаров и услуг в коммунальном секторе невозможно, если не установлены приборы учета. Если счетчиков нет, то нормативная стоимость гигакалории распределяется на всех потребителей. Не стоит забывать, что эти нормативы были утверждены еще в советское время, и далеко не отражают реальной картины того, сколько ресурса было подано потребителю, сколько он использовал, сколько было растрачено в сетях.

- И все же, что изменится, если отрасль перейдет на прямые контракты?

 Пусть работают по прямым контрактам, только понятие «услуга» от этого никуда не денется. В частности, потребитель должен платить и за услугу, как за возможность получать тепло, воду, свет или газ, и за единицу товара, то есть за фактическое количество потребленных гигакалорий тепла, кубометров воды, газа, и киловатт света, которое фиксируется счетчиком. Две ставки. При этом, тариф на услугу устанавливает муниципалитет, а стоимость товара - регулятор. 

- То есть, получается, что можно вполне безубыточно работать по нынешней тарифной методике «затраты плюс», но при наличии технологического и коммерческого учета?

Однозначно, да. У нас бардак в отрасли при расчете тарифа по простой схеме, а тут еще мы пытаемся ввести сложную методологию, которая предполагает оценку основных фондов монополистов и расчет нормы доходности на инвестированный капитал.

Беседовала: Мария Цатурян 

Алексей Кучеренко
 
Комментарии (0)