ГлавнаяИнтервьюИнтервью«Выделение денег на залатывание дыр – напрасные траты», - Анатолий Близнюк

«Выделение денег на залатывание дыр – напрасные траты», - Анатолий Близнюк

«Украина Коммунальная» решила поинтересоваться у бывшего Министра Анатолия Близнюка, почему он оставил руководство отраслью, как он оценивает свою работу и, что нужно делать дальше.

Прошлый год завершился для ЖКХ сменой команды политиков, которые возглавляют профильное ведомство, формирующее политику и стратегию развития отрасли. Министерство регионального развития, строительства и ЖКХ уже неоднократно заявляло, что новый Министр Геннадий Темник и курирующий отрасль Вице-премьер Александр Вилкул будут наследовать принципы управления предыдущего главы Минрегиона Анатолия Близнюка, который был избран народным депутатом.

Однако, пока новое руководство области разбираются с ситуацией, сложившейся в сфере ЖКХ, представители коммунальных предприятий говорят, что ход реформ и дальнейшего развития с приходом новой команды кардинально изменится. Впрочем, пока редакция «Украины Коммунальной» не проверила во время интервью с господином Темником звучащих на коммунальных просторах слухов, мы решили поинтересоваться у бывшего Министра Анатолия Близнюка, почему он оставил руководство отраслью, как он оценивает свою работу и что нужно делать дальше.
 
- Анатолий Михайлович, как было принято решение уйти из Министерства?
 
Если меня включили 15-м в партийный список («У.К.» - на парламентских выборах баллотировался по списку Партии регионов), значит мне доверили идти на выборы для реализации программных целей партии. Я что должен был сказать: «Исключите меня из списка?». Я сказал: «Спасибо!». Это меня просто обязывало, и я с удовольствием занимался избирательной кампанией с учетом требований действующего законодательства. Выйдя на уровень народного депутата, я могу эффективнее помогать людям, а именно - инициировать принятие тех законов, которые бы в действительности помогли бы им жить лучше. 
 
- То есть, Вы имеете ввиду, что будучи парламентарием сделаете больше, чем находясь на должности главы Минрегиона?
 
Именно так. Даже с уровня Министерства я не мог эффективно участвовать в процессе законотворчества, поскольку любую законодательную инициативу напрямую в парламенте мог зарегистрировать только Кабмин, то есть, приходилось проходить определенную процедуру. Будучи Министром, я изучил возможности международных донорских организаций и оценил те лучшие европейские и мировые практики, которые можно адаптировать к нашим условиям. Поэтому, понимая реальную жизнь в регионах, и соотнося ее с позицией Министерства, а также учитывая законодательные возможности – все это привело меня к такому решению. Президенту на вопрос: «Ты идешь в депутаты или остаешься в Министерстве?» я ответил: «Иду в народные депутаты». 
 
- Как бы Вы сформулировали главную задачу, которая стояла перед Минрегионом и до сих пор актуальна? И удалось ли вам ее реализовать?
 
Я считал, что одной из самых главных моих задач является реализация конкретных проектов, задач с конкретным финансированием, а также обеспечение обратной связи с общественностью. Не могу сказать, что мне это удалось на сто процентов. Но сегодня диалог с общественностью не всегда результативен. У людей нет никаких экономических стимулов, а только убеждение, что государство им обязано. К сожалению, система жизнеобеспечения остается самой заполитизированной отраслью в стране.
 
- Когда в 2011 году Вы возглавили профильное Министерство, в каком состоянии  находилась отрасль ЖКХ?
 
Когда я был мэром Краматорска, то понимал проблемы города, точно так же видел проблемы на уровне региона, когда был губернатором Донецкой области. Когда же возглавил Министерство, я увидел те же проблемы, только с определенной спецификой в каждом регионе. Проблематика у всех одинаковая: социалистическое построение системы коммунального хозяйства и оставшееся с советских времен законодательство. Став Министром, я не увидел ничего нового, просто проблемы стали масштабней и глобальнее. 
 
- Вам на этой должности удалось увеличить финансирование отрасли ЖКХ из госбюджета с 1,5 миллиародов гривен до 16 миллиардов гривен. Как Вы этого добились?
 
Наш первый бюджетный запрос получился 27 миллиардов гривен. Второй, кстати, был 41 миллиард. Мне говорили: «Опустись на землю!». На это я отвечал: у меня есть должностные обязанности, согласно которым я должен проанализировать все поручения, законы и правительственные постановления. По этим документам, Министерство должно выполнить определенные мероприятия, их цена в нынешних условиях такая. Нет денег? Не даете? Тогда не требуйте от меня предотвращения новых алчевских трагедий!
 
Алипов Близнюк
 
- Все-таки, как удалось добиться финансирования из госбюджета? То есть, Вы это больше связываете с Вашей личностью? Это вообще зависит от личности Министра?
 
Я бы не связывал это с позицией или личностью Министра, или его отношениями с теми, кто распределяет бюджетные средства.  Приведу пример, как этого можно добиться. Вы помните, когда в Сакском районе Крыма разорвало трубопровод? Тогда было выделено 100 миллионов гривен для того, чтобы заменить 2 километра трубы и залатать дыры на других участках. Я в таких случаях говорю, что, если бы мы вовремя профинансировали замену сетей, то тогда бы не возникали такие ситуации. Фактически, говорил: если это не будет профинансировано сейчас, то стоит ожидать проблем. И мои слова доказывали и подтверждали и мэры городов, и губернаторы. А деньги на залатывание дыр – напрасные траты. Кроме того, в правительстве я всегда говорил о непопулярных вещах. Например, о том, что реализовывая проект по строительству фильтровальной станции или модернизации предприятия, нельзя сразу снижать цену услуг до уровня себестоимости. А развиваться за счет чего? За счет чего это оборудование содержать? То есть, принцип простой: деньги выделяются под конкретные проекты, которые решают конкретные проблемы. А когда приходят со словами: «Дай денег! Я потрачу!» я говорю: «Нет!». 
 
- Назовите наиболее значимые достижения Вашей команды в Министерстве?
 
Я не хочу говорить, что там было до меня, что делается после меня… Я ненавижу на кого-то показывать пальцем. Но мы смогли сформировать команду единомышленников. Я сам, учитывая, что надо мной не было курирующего Вице-премьера, сформировал из двух ведомств единое Министерство («У.К.» - до 2011 года управление отраслью осуществляли Министерство по вопросам ЖКХ и Министерство регионального развития и строительства). Я всегда и подчиненным говорил непопулярные вещи: первое – мы не должны крутить задвижек, и второе - мы не должны складывать кирпичи. Мы должны разрабатывать идеологию продвижения законодательной базы в стране, развивать и адаптировать европейское законодательство к нашему. 
 
- А почему так важно для отрасли перейти на европейские стандарты? Вы можете привести конкретный пример?
 
Например, мы используем в среднем 200 киловатт на обогрев квадратного метра при нехватке собственных энергоресурсов, а по евростандартам должно быть не больше 30-50 киловатт. А, если через 20 лет Европа снизит потребление энергии в несколько раз, то и мы должны вводить их стандарты. Ведь, рано или поздно, в контексте евроинтеграции мы к этому придем. Кроме того, от нас этого же требует сегодня Международный валютный фонд. Имею ввиду, что Украина должна будет выполнить условия, при которых население – крупнейший потребитель – платит больше всех за энергоносители и коммунальные услуги, а промышленные предприятия – меньше всех. Нас заставят это сделать, и тогда придется отвечать на вопрос: за счет чего и как мы это сделаем? Поэтому я со своей командой разрабатывал механизмы адаптации нашего законодательства к европейским стандартам. На сегодня мы привели в соответствие с европейскими требованиями 30 процентов государственно-строительных норм, а также в системе коммунального хозяйства перешли на практически 100-процентный технологический учет энергоносителей. 
 
- То есть, Минрегион полностью выполнил распоряжение тогдашнего Вице-премьера Андрея Клюева по введению учета энергии на предприятиях отрасли? 
 
Да, 92-93 процентов предприятий оснащены системами технологического учета. Еще год назад этот показатель не превышал 30 процентов. И, если вернуться к разговору о достижениях Минрегиона, мы исповедовали основные принципы энергоэффективности: «экономь, считай, плати». Эту идеологию мы пытались донести людям. Ведь нам часто в контексте рыночных цен на энергоносители говорят «у нас не европейские зарплаты», и при у человека в доме горит двенадцатирожковая люстра с лампами накаливания. В России, например, с 1 января 2013 года лампы накаливания запрещены, а мы к этому еще даже не подходили. 
 
- Ну, ведь Минрегион разработал проект закона об энергоэффективности зданий. Но он вызвал критику парламентариев. Что не так было с этим документом?
 
Для начала обратимся к европейской практике. Например, в Прибалтике каждое здание должно иметь энергетический паспорт эффективности. Там такие же панельные дома, однако у них жильцы энергоэффективного дома платят за газ 80 евро за тысячу кубометров, а если нет – 140 евро. Принцип был такой. Жильцы хотят за энергоресурсы платить меньше и сделали паспорт энергоэффективности. Тогда государство под 3 процента предоставляет ОСМД займ на термомодернизацию. Мы показали на практике, что этот механизм работает. В бюджете было заложено 40 миллионов гривен на кредиты с 3-процентной доходностью на обеспечение энергоэффективности. Эта идея была заложена в законопроект. В конечном итоге, после продолжительных дебатов в правительстве, документ был направлен в парламент, но там он не прошел. 

- Эти деньги были использованы?
 
Да, конечно. В основном, за счет этих средств была профинансирована установка индивидуальных тепловых пунктов в многоквартирных домах.
 
- С законодательными инициативами более-менее понятно, а вот чего удалось достичь на региональном уровне?
 
Мы расписали по каждому направлению программу, определяющую, что нужно делать, сколько это будет стоить, какой от этого социальный эффект. Буквально каждое направление жизнедеятельности было проанализировано: внутридомовые коммуникации, уборка придомовой территории, программа комплексной замены лифтов, коммерческий учет. Но я на этом не останавливаюсь. Как народный депутат я буду инициировать в парламенте те важные инициативы, которые необходимы отрасли. 
 
- Когда Вы возглавили ведомство, многие губернаторы характеризовали Вас как требовательного руководителя. Как сложились отношения с регионами? Удалось ли наладить обратную связь? 
 
На уровне руководителей областей я имел 99 процентов поддержки, у нас сложились великолепные рабочие отношения. Мы с регионами прекрасно понимали и понимаем друг друга. И я никогда не нарушал двух принципов: всегда исполнял, то что обещал, и честно называл вещи своими именами. 
 
- Помимо уже популярной среди населения Программы «Доступное жилье», Минрегион инициировал программу ипотечного кредитования под 3 процента. Зачем понадобилось расширять портфель госпрограмм? И как вы оцениваете будущее этой программы?
 
Государство не гарантирует права на жилье, а государство создает равные условия для приобретения жилья. Когда мы говорим о тех 1,12 миллионах человек, которые стоят в очереди за квартирами, но не стоит забывать, что среди них наверняка есть люди, которые уже имеют жилье. Мы создали одинаковые условия для всех – берите кредиты под 3 процента и участвуйте в программе, если у вас есть такая возможность. Мы планировали запустить индустриальное строительство на основе новейших технологий, определить реальное количество нуждающихся, ликвидировать дублирование выделения денег военным на квартиры. Эти средства должны быть сконцентрированы государством, и оно должно договариваться с бизнесом. Застройщики должны строить, а государство субсидировать через вот этот трехпроцентный механизм. На сегодня проблема обеспечения жильем выглядит так: у нас есть коммерческий сектор, и если ты хочешь жить в хоромах – иди туда и плати деньги. Если ты бюджетник, то государство должно строить для них жилье, предоставлять его и создавать оптимальные условия для работы этих людей. И социальное жилье, наконец, для малообеспеченных граждан. Для эффективной поддержки государственного жилищного строительства в Украине нужно привлекать весь мировой опыт стимулирования строительной отрасли.
 
Беседовала Мария Цатурян

Биржевый рынок Форекс – это торговля ценными бумагами. Иными словами возможность зарабатывать по средствам интернета. Представленная не сайте http://miss-trade.net/131-gryppa-kompaniy-tele-trade/ группа компаний Теле Трейд Флагман поможет Вам правильно найти стратегии. Команда брокеров подскажет правильное распределение возможностей.

Анатолий Близнюк
 
Комментарии (0)